Немного поржать

Posted: 2015-09-25 in По жизни, Приколы

Если вы в состоянии воспринимать новости в сатирическом изложении,
и ваше чувство юмора достаточно развито, то крайне рекомендую заценить дивный слог одного римского легата:

http://legatus-pretor.livejournal.com/

Баллисты жарят греческим огнём неустанно…

А если вдруг занимательная мифология тоже не чужда вам — то
и вот это тоже рекомендую к ознакомлению:

http://www.diary.ru/~klir/p201316755.htm

Ну и немного цитат под катом, самое смачное.

Основной

Некая германская жрица оказавшаяся в землях полоумных умбров стала свидетельницей удивительного происшествия. К галере, стоявшей в гавани Куявиса подъехала золотая повозка, запряженная четырьмя умбрийскими вепрями, из которой вывалился торговец бобовыми сладостями Порселанукс, по недоразумению ставший прошлым годом вождем мятежников.

Порселанукс держал в руках кувшин с неразбавленным фалернским, зычным голосом распевал тоскливую песню про то, что какая-то не слишком добродетельная матрона ще не вмерла, а потом поднялся на борт галеры и заплетающимся языком приказал капитану – «В Рим, к Цезарю Августу! Мне очень надо!», чем вызвал всеобщее удивление – ибо известно, что если Порселанукс окажется в Риме, то там его могут повесить, причем совершенно не обязательно за шею.

К галере быстро примчались умбрийские преторианцы, обнаружившие, что торговец Порселанукс был сражен совместными чарами Диониса и Морфея. Сладко посапывающего вождя на руках вынесли с борта корабля, погрузили в золотую повозку и едзовые вепри унесли Порселанукса в неизвестном направлении…

Общеизвестно, что торговец Порселанукс частенько злоупотребляет неразбавленным вином, подобно римскому консулу Гаю Бореслису Алколигуле, от чьего правления, хвала Юпитеру, народ Рима давно избавлен. Но спрашивается – что потребовалось Порселануксу в Риме, и что он хотел рассказать Божественному Августу? Неужели о том, что добрый дух Перемогикс отвернулся от него, а на место Перемогикса явился злонравный демон Зрадикс?!

— Тоже мне новость, — сказал на Форуме один из квиритов, — если столь долго приносить жертвы Зрадиксу вкусным поросячьим салом, то он преобразится из демона в новое умбрийское божество и пожрет всё окружающее!

Квириты поговаривают, что префект хочет предъявить оратору Просвирнусу обвинение по весьма спорному «Закону CCLXXXII» из-за листка с сумбурным названием «Кто на ком стоял, что чего хотел, куда было и почем не было», появившемся на Форуме еще в календы января – как и обычно, это воззвание было посвящено строительству «Латинского Национального Государства» от Тибра до Остии и содержало обидные словеса в адрес Божественного Августа.

Против ожиданий, оратор Просвирнус не был ввергнут в Мамертинскую тюрьму – видимо, на городскую когорту произвела немалое впечатление история, случившаяся в эти же дни в Умбрии, когда клевреты вождя Порселанукса отправили в узилище известного бандита Мосикса, каковой один не поместился в камеру на десять мест. Просвирнус же занял бы собой всю Мамертинскую тюрьму, лишив Вечный город столь полезного здания…

Мы будем следить, чем закончится эта история и искренне надеемся, что в случае обвинительного приговора оратора Просвирнуса не будут сбрасывать с Тарпейской скалы, во избежание образования Тарпейского кратера и разрушений домов под склонами Капитолия.

Забавные известия приходят из Таврики, провинции Империи у берегов Эвксинского понта, более двух десятилетий находившейся под управлением умбрийских варваров и совсем недавно вернувшейся под сень Рима.

Случилось так, что на дорогах ведущих в Таврику со стороны земель умбров обосновались некие тёмные личности, принадлежащие к народу кочевников, издавна живших в Таврике и самозванно называющих себя главами сената кочевников. Самые шумные из них – вожди Чубакабрий и злой карлик Мустафикс, — вселюдно объявили, что никакие умбрийские товары отныне в Таврику не попадут. У римского вала, отделяющего Таврику от варварских земель, скопились сотни телег, груженых капустой, репой и огурцами, то есть продуктами, произведенными самими умбрами, которые теперь попросту некому продавать – верховная жрица германцев Мерцелия, услышав об одной только возможности кушать умбрийскую капусту лишилась чувств, а известный гурман, вождь франков Олландикс, при мысли об утонченных блюдах из репы начинает исторгать из себя съеденную накануне гусиную печень с белым вином и заплесневелым сыром!

Но и это еще не всё. Чубакабрий и карл Мустафикс, явно подученные хитроумными иудеями во главе со скандально знаменитым купцом Колобениксом, предложили устроить напротив римского вала огромный склад репы и капусты, которые умбрийские земледельцы будут продавать этим двум проходимцам за бесценок, а они в свою очередь предложат товары римлянам в Таврике по куда более выгодным ценам. Называется такого рода торговля известным иудейским словом «гешефт», отлично выученном кочевниками.

Квириты на Форуме долго смеялись, похлопывая себя по бокам, услышав вести с рубежей Таврики. Во-первых, граждане Рима в Таврике уж точно не останутся голодными – известно, что один торговый корабль, нагруженный огромными сундуками для хранения товаров, способен перевезти в двадцать раз больше груза, чем пятьдесят умбрийских телег, а удобных гаваней в Таврике предостаточно. Во-вторых, куда же теперь девать репу и капусту выращенную в Умбрии, если ни германцы, ни франки, ни даже дикари вроде жемайтов и аукшайтов не хотят ее покупать?

Выбрасывать? В этом случае хотелось бы услышать горестные вопли римской columna quinta – известно же, что едва по приказу Божественного Августа на рубежах Империи начали сжигать незаконные товары из земель франков, бриттов или иберийцев, противники Цезаря начали голосить подобно речистым героям греческих трагедий, оглашая Форум и Палатинский холм унылыми стенаниями по копченому иберийскому кабану и сыру, пахнущему как калиги легионера после дневного перехода. Что они скажут теперь? Что совсем иное дело?

Словом, как это всегда у умбров и происходит, дурацкая затея Чубакабрия и Мустафикса обернулась против них же – говорят, что за день тамошние торговцы теряют по две тысячи тысяч парфянских сиклей. А сами умбры начинают вспоминать древние времена, когда кочевники Таврики грабили их дома, уводили детей в рабство и собирали подати на дорогах. Неужели история повторяется? – вопрошают квириты на Форуме?

Любопытные сообщения приходят из Иудеи. Квириты на Форуме давно поговаривают о том, что Цезарь Август, традиционно наплевав на мнение парфянского царя Абамарака, решил помочь сирийскому вождю Башару, уже который год воюющему с дикарями, обосновавшимися в сирийских пустынях и устраивающих там многообразные и неисчислимые мерзости. С учетом, что сирийским вождям Рим оказывал вспомоществование издавна, еще со времен эпохи Красных Туник, консулов Кукуруллы и Бровуса Леонида, в этом вроде бы нет ничего необычного, тем более, что бородатые варвары изводящие сейчас Сирию и окрестные страны могут в будущем угрожать и границам Империи.

В соседней Иудее всполошились – дошло до того, что глава тамошнего синедриона, первосвященник Вениамин, решил наведаться в Рим и просить аудиенции у Божественного Августа, опасаясь, что появление в Сирии отдельных манипул победоносного IV Скифского легиона вызовет столкновения с буйными иудейскими сикариями. Уже известно, что неподалеку от города Лаодикея были замечены римские баллисты и катапульты, несколько центурионов IV легиона уже прибыли в Сирию, чтобы обучать подданных вождя Башара использовать боевые машины, среди которых есть tormentum названный римскими учеными мужами «S-CCC», что означает «Спартанцев Триста» — машина способна уничтожить любой кувшин с заключенным в нем нубийским демоном, которыми иудеи любят забрасывать своих истинных или воображаемых противников.

Глава синедриона Вениамин, предварительно заручившись одобрением парфян, без которого иудейские мудрецы и обрезания-то нормально сделать не могут, все-таки отважился сесть на корабль и прибыть в Рим, дабы уговорить Божественного в лучшем случае умерить помощь вождю Башару, поскольку в лагерь легиона, — вот неприятность! – чисто случайно может залететь кувшин с нубийским демоном и напугать легионеров, а то и разломать катапульту. Иудеи же в этом случае не хотят платить потом Риму в золотых сиклях возмещение за ущерб – известно, что народец этот прижимист и любит счет деньгам.

Мы будем следить, как пройдет аудиенция у Божественного, но квириты на Форуме в один голос заявили — какое дело синедриону до римских отношений с вождем Башаром, сражающимся с варварами? И вообще, первосвященник этот – какая-то не та ньяха…

Тем не менее в Парфии немедля начался грандиозный шабаш – общеизвестно, что символом своим греки считают радужные павлиньи перья, кои вставляют себе в афедрон и так щеголяют на публике. В павлиньи цвета моментально раскрасили белый мраморный дворец нубийца Абамарака, создатель известной библиотеки Faciem Libro купец Сугарбедид распорядился расцветить радугой эмблемы своей конторы во всех странах, где есть ее филиалы, а греки принялись голыми бегать по улицам Вавилона, приставая к мирным прохожим с неприличными предложениями!

Больше того, один из высших визирей Керрикс, который заодно владеет обширной пекарней, где для мятежных умбров пекут печеньки с удивительными египетскими снадобьями вызывающими видения, публично объявил, что Парфия будут добиваться, чтобы женитьбы греков были распространены во всей Ойкумене, чем вызвал у сенатора Милония очередной приступ истерии, а девственная весталка Мизулия наладилась упасть в обморок прямо во время церемонии в храме Юпитера.

О времена, о нравы, лишь скажем мы!

Версии выдвигаются самые разные. Некоторые говорят, что, назначив Сакашида градоначальником, ему готовят незавидную участь пасть от кинжала «заговорщиков». А богатый умбрийский купец Колобеникс объявил во всеуслышанье, будто Сакашид сдаст Истрион римлянам: благо лучше всего у него получается проигрывать Риму, отчаянно жуя края своей тоги.

После великого сотрясения в брахманском царстве застряли многие граждане Рима и волею Цезаря Августа туда были посланы триремы, которые поднявшись по рекам до самых гор, могли взять на борт отдыхавших квиритов и матрон и доставить их обратно в пределы Империи. Навархи кораблей не делали разницы между римскими гражданами и подданными иных стран – вывозили всех, даже сарматов, киликийцев и парфян!

Однако, несколько десятков умбров, так же оказавшихся в разрушенном богами государстве брахманов отказались садиться на римские корабли и решили ждать помощи из города Куявиса, поскольку тамошний жрец Шкирякус клятвенно пообещал, что умбрийская трирема будет немедленно отправлена на помощь, о чем вселюдно и заявил на главной площади.

Далее началась сущая комедия в лучших традициях Менандра или Тита Плавта. Умбрийская трирема добралась до империи Пандья, но продолжить свой путь не смогла – у нее внезапно сломалось рулевое весло. За веслом спешно послали в Куявис, но гонцы привезли не весло а парус, который, вдобавок, отказался порванным. Как говорят на форуме, умбрийский наварх снова отправил посланников на родину, снабдив их подробнейшим рисунком и строгими указаниями – для квинквиремы нужно именно весло, а не опахало из перьев павлина, не амфора с вином и не щит-скутум!

Трирема пока стоит у берегов империи Пандья, а достойные квириты строят предположения, что произойдет дальше – зная обычаи умбров, скорее всего окажется, что к моменту прибытия из Куявиса драгоценного весла, рабов-гребцов распродадут, запас пищи на корабле будет разворован, а саму квинквирему конфискуют тамошние князьки за неуплату стоянки у пристани.

На этот раз одну из колонн составили мятежные патриции из columna quinta: одни из них гордо несли пред собой парфянскую золотую жабу, другие размахивали умбрийским знаменем с нарисованными на нам вилами. Были и поклонники египетского бога Крокодила, которые покинули деревню In Germanica в болоте близ устья Тибра, дабы присоединиться к шествию.

Но заметнее всех, конечно же, были греки. Они вышли вместе с остальными гражданами, облачившись в свои греческие одежды, размахивая разноцветными лентами и призывая остальных граждан быть более терпимыми к их греческим причудам.

Но так получилось, что шествие греков увидел с террасы своей виллы сенатор Милоний. Побагровев от ярости и чуть не поперхнувшись фалернским вином, он приказал своему рабу намотать на него любимую полосатую тогу и с необыкновенной скоростью кинулся к шествию, дабы преградить грекам путь.

О, что тут началось! Любезный Милоний умолял легионеров из городской когорты, охранявших шествие, схватить несчастных греков и бросить в темницу, а затем скормить их львам, разрубить их сердца на части, сжечь и развеять пепел над Тибром. Легионеры же отвечали, что сажать греков в тюрьму не положено, и римских законов они не нарушают.

«Греки! Проклятые греки! Бойтесь гнева Гекаты! Вы попадете в царство Плутона, и там вас будут терзать злые подземные духи!» — кричал сенатор Милоний, размахивая невесть откуда взявшимся флагом Римской Галлии.

Те же в ответ, смеясь, кричали, что сенатора Милония надо сослать в далекие африканские земли, где живут людоеды. Милоний, побагровев от ярости, вновь призвал легионеров схватить греков, но те были неумолимы: им даже пришлось сдержать любезного Милония, когда в порыве ярости он попытался преградить шествие своим телом.

«Греки! Греки! Проклятые ахейцы! Galli! Побойтесь Юпитера, ибо испепелит он вас молниями, и провалитесь вы в темное царство Плутона!» — в исступлении кричал Милоний.

Греки же отнеслись к присутствию Милония как к некоему забавному действу: к примеру, две юные гречанки с острова Лесбос поцеловали друг друга, приказав своему ученому рабу нарисовать их на фоне разъяренного сенатора.

Итак, Порселанукс назначил нового главу города Истриона, именуемого еще Одиссосом, что несколько веков назад был греческой колонией, а ныне остался чуть ли не единственным поселением, в котором умбры имеют выход к морю. И все бы ничего, но возглавил Истрион бывший колхидский царь Мишик Сакашид, изгнанный из своей страны за казнокрадство и непробиваемую глупость, но затем тепло принятый вождями умбрийских племен.

Мятежные умбры же, как всегда, твердят о том, что этим назначением Порселанукс хотел, как сейчас говорит молодежь, «посатирить» римлян, чтобы у них случился pukanus bombarda. На это можно сказать лишь одно: чтобы «посатирить» своего соседа, вовсе необязательно обмазывать фекалиями крышу своего дома. Ему, конечно, будет не очень приятно, когда ветер донесет до него этот аромат, но жить в этом придется вам.

Что же дальше? Быть может, Порселанукс назначит главой какого-нибудь умбрийского города известного римского городского сумасшедшего, иудея Павла Шехтания? Или, быть может, он произведет в министры знаменитую на весь Рим девицу Иппоксению?

Вообщем, там ещё много такого. Не всех персонажей можно узнать сразу, особенно, если вы не в курсе новостей большой политики.  Я советую догадаться самим, а не искать готовые подсказки.

Постоянно пересекающийся с греками сенатор Милоний, девственная весталка Мизулия и знаменитая дева Иппоксения — это писец. Я реально надорвал хихикалку.

Ох и забавны порой эти хомо сапиенсы!

Реклама
- комментарии
  1. Забавно. Жду прокушения на цезаря. )))

  2. Квириты на Форуме могут не одобрить ваших злоязыких речей в адрес Светлейшего Августа 😀 😀 😀 Просмотрев же свитки с новостями из мятежной Умбрии и узрев нежелание августейшей Меркелии и светлоликого Олландуса отправлять парфянское золото умбрийским вождям, оглашу предположение, что необдуманно менять цезарей — есть затея рискованная и опасная, особенно учитывая наличие большого количества глиняных кувшинов с запечатанными нубийскими демонами.

    К моей большой печали, противостоящие цезарю деятели из columna quinta не проявили должных навыков управленческого мастерства во времена Борелиуса Алколигулы, да и вообще в своих попытках очернить цезаря настолько заврались, что даже городской плебс не видит смысла что-либо менять в Сенате, да и просто слушать даже настолько красноречивых патрициев, как Навалий.

    Также оглашу предположение, что нашествие персидских подданых в земли германские и франкийские приведет к тому, что для умбрийских подданых вряд ли разрешат въезд в эти земли без верительных грамот с сургучными печатями.

    Ave Caesar. 😀 😀 😀 :trollface: